Русский след. Эмигранты первой волны в Париже.

Бывший русский магазин на Монпарнасе

Мода быстротечна, но есть эпохи, остающиеся в памяти навсегда. Не надо быть искусствоведом или историком, чтобы навскидку сказать хотя бы 5 определений ревущих двадцатых – периода совершенно удивительного, сформировавшего вкусы не одного поколения людей. Джаз и ар-деко, Фицджеральд и его Великий Гэтсби, расцвет немого кино и новый виток маргинальных развлечений. Барышни носили короткие стрижки и танцевали чарльстон. Джентльмены любовались взлетающими юбками танцовщиц канкана и осваивали первые гоночные автомобили.

Европа приходила в себя после разрушительной войны, а Российская империя постепенно исчезала с мировой карты. Революция 1917 года и последовавшая за ней гражданская война заставили сотни тысяч людей покинуть страну. Многим тогда казалось, что только на время, но оказалось – навсегда. Лучшие литературные, художественные и артистические силы некогда великой страны искали пристанище в Берлине и Париже и, безусловно, оказывали сильнейшее влияние на развитие европейской культуры того времени.

Французский ресторан «Le Dôme», где любила собираться русская интеллигенция, называя его просто домом

Им удалось превратить ностальгию и тоску по родине в источник доходов. Вспыхивающая и мгновенно гаснущая световая реклама – вот точный образ русской эмиграции, открывающей рестораны и театры, создающей газеты и целые издательства на всем пути своего следования из большевистской России в Европу и Америку.

И если Вуди Алену позволено миксовать эпохи и отправлять своего героя в гости к Гертруде Стайн, то почему бы нам не последовать его примеру и не наведаться в те кафе на Монпарнасе, где читали свои новые стихи Цветаева и Саша Черный? Разве русский след, оставленный « грустным Пьеро » Вертинским, не стоит того, чтобы побывать в эмигрантских кабаре и ресторанах в районе Клиши?

Все это теперь не более чем воспоминание, тень, появляющаяся лишь при ярком солнце. Жизнь целого поколения эмигрантов пронеслась, как комета, и исчезла в космосе, оставив приглушенный световой отблеск на фотографиях и страницах газет, которые каждый раз так волнительно листать.

Редакция газеты «Возрождение»

Laisser un commentaire